«Красавец май». Музыкальный детектив

175 просмотров
Читать около 28 мин
Подписывайтесь и распространяйте!
Tumblr
Мы на КОНТе
Поддержка SKIES
Афтершок
Blogger
ЖЖ
Яндекс Дзен
image_pdfimage_print

Из репродукторов наших городов и сёл отгремел праздник Победы; все знакомые и любимые песни: грустные, торжественные, задорные. Бывало, когда хотелось восстановить в памяти знакомые строчки или ноты, то за отсутствием интернета, мы брали в руки песенники.. Песни в них были сгруппированы в рубрики. Одна из которых — «Песни военных лет». Именно в ней мы недавно нашли песню «Одинокая гармонь» и усомнились в её принадлежности войне: по ритму, задачам, стихии. Начали разбираться и вот что нашли.

В первые послевоенные месяцы поэт Михаил Исаковский написал стихотворение. В известной всем редакции оно выглядит так:

«Снова замерло всё до рассвета,
Дверь не скрипнет, не вспыхнет огонь.
Только слышно на улице где-то: 
Одинокая бродит гармонь.
То пойдёт на поля, за ворота, 
То обратно вернётся опять.
Словно ищет в потёмках кого-то 
И не может никак отыскать.
Веет с поля ночная прохлада,
С яблонь цвет облетает густой… 
Ты признайся, кого тебе надо, 
Ты скажи, гармонист молодой.
Может, радость твоя недалёко, 
Да не знает — её ли ты ждёшь… 
Что ж ты бродишь всю ночь одиноко, 
Что ж ты девушкам спать не даёшь?!»

Первая песня на эти стихи была написана композитором Владимиром Захаровым и называлась «Гармонист». Исполнялась она хором имени Пятницкого, однако значительной известности, так и не получила.

После публикации текста песни в журнале «Октябрь» в начале 1946 года на него обратил внимание композитор Борис Мокроусов. Взяв в качестве мелодической основы широко бытовавший на фронте напев (заметьте!), он сочинил музыку к песне «Одинокая гармонь». Именно эта песня быстро распространилась в 1946 —1947 годах и приобрела всенародную популярность.

Рукописный клавир песни «Одинокая гармонь» с исправлениями, сделанными рукой Бориса Мокроусова
Рукописный клавир песни «Одинокая гармонь» с исправлениями, сделанными рукой Бориса Мокроусова

В 1948 году за песню «Одинокая гармонь» (вместе с песнями «Заветный камень», «Песня о родной земле» и «Хороши весной в саду цветочки») Борис Андреевич Мокроусов был удостоен Сталинской премии.

Первым исполнителем песни был Ефрем Флакс. Позднее песню исполняли: Георг Отс, Сергей Лемешев, Георгий Абрамов, Виктор Вуячич, Георгий Романов и оркестр п/у Бадхена, Людмила Лядова и Наталья Пантелеева, Юрий Хочинский, Николай Никитский, Дмитрий Хворостовский, Валентина Толкунова, Эдуард Хиль, Владимир Трошин, Людмила Гурченко и другие.

В 2009 г. на канале Культура вышла телепрограмма «Заветный камень Бориса Мокроусова», в которую включили запись песни «Одинокая гармонь» в исполнении дуэта Николая Рыбникова и Веры Васильевой.

Популярность мелодии перешагнула границы СССР. Известно, что слова Исаковского переведены на немецкий и английский языки, а во Франции песня получила второе рождение. В 1963 году в СССР приехал Ив Монтан и исполнил две песни на французском. В одной из них наши слушатели узнали мелодию «Одинокой гармони». Но если бы они знали французский, то уверены, что тексты песен их удивили, или как минимум заставили б задаться некоторыми вопросами.

Расследование Виктора Печака

«Хочу рассказать о том, как мне довелось сделать перевод двух песен, которые Ив Монтан спел во время визита в СССР в 1963 году.

Первая — «Далёкий друг», в варианте Монтана — «Ami lointen» (буквальный перевод «Далёкий друг»). Эту песню у нас исполнял Марк Бернес.

Вторая — «Одинокая гармонь». В монтановском варианте она почему-то стала называться «Le joli mai» (Красавец май).

К сожалению, в 1963 году мне было только 13 лет, поэтому я запомнил только общие впечатления, связанные с приездом Монтана. Но главное впечатление было то, что Монтана очень тепло принимали в СССР. Он звучал и по радио, и по телевизору, мы смотрели фильмы с его участием. О Монтане говорили как о друге Советского Союза и советского народа, что он является голосом французского народа и его визит укрепляет дружбу Франции и СССР.

Перед тем, как начать перевод Ami lointen, я послушал «Далёкий друг» Бернеса, ибо предполагал, что для Монтана могли сделать просто хороший перевод текстов советских песен:

Задумчивый голос Монтана
Звучит на короткой волне,
И ветви каштанов, парижских каштанов
В окно заглянули ко мне.
Когда поёт далёкий друг,
Теплей и радостней становится вокруг,
И сокращаются большие расстоянья,
Когда поёт хороший друг.

К моему удивлению, Монтан пел совсем о другом. Я могу понять, что «Ami lointen» оказался не переводом, это вполне могло быть нечто другое. Например, как Бернес обращался к Монтану и французской песне, Монтан мог обратиться к Бернесу в качестве ответа. Но далёким другом Монтана оказался не только не Бернес, а вообще неизвестный человек.

Ami Lointain, Сл. Франсиса Лемарка

Le cœur d’une ville inconnue

Se livre au hasard des rues

J’étais l’étranger venu là pour un soir

Et soudain j’ai croisé un regard

Ce n’était rien rien qu’un passant

Il m’a sourit sur mon chemin comme un ami

Je ne sais pas pourquoi je garde encore l’image

De ce visage plein de chaleur

Дословный перевод:

Центр неизвестного города
Отдаётся на волю случая улиц
Я был иностранцем (чужим), приехавшим сюда на вечер
Внезапно я перехватил взгляд
Этого совсем-совсем не было один прохожий
Он улыбнулся мне через дорогу как друг
Я не знаю почему я ещё храню образ
Его лица полного теплоты.
(«я оглянулся посмотреть не оглянулся ли он, чтоб посмотреть не оглянулся ли я» примечание «ША»)

То есть слова песни оказались максимально безадресны и не конкретны, в отличие от «Далёкого друга» Бернеса. Но из песни слов не выкинешь, послал дословный перевод Николаю. Мнение Николая подтвердило мои ощущения: «Что-то уж очень витиеватый текст в этой песне. Я думал, что сюжет будет проще — «центр неизвестного города», «этого совсем не было», «неизвестный прохожий», «не знаю почему». Мне как-то странно.. Советские люди встречали этого француза так, как будто он спел про каждого из них в отдельности и про всех вместе. А тут такой туман… Странно, почему бы это так? У Бернеса-то всё четко!»

Но… Я думаю, что у Лемарка тоже всё было чётко. Просто мы не привыкли к подобным темам в наших песнях. Это нормальная песня-воспоминание: человек вспоминает своё настроение в незнакомом чужом городе и дружескую улыбку прохожего, увидевшего растерявшегося человека.

Мы привыкли, что песня  должна  быть другом, должна звать и вести. А куда поведёт воспоминание об улыбке неизвестно кого да ещё неизвестно где? Я даже не представляю, чтобы кто-то из наших певцов спел что-нибудь похожее на слова Лемарка. Это та самая безыдейная поэзия, которая была многократно осуждена в Советском Союзе. Так же никто из нас наверное не мог представить, что Ив Монтан поёт нечто туманное, сожалеет в песнях об утраченном, надеется на воспоминания. Сила мелодии такова, что слова были не нужны, а интонации Монтана, его голос, как он сам же и пел, говорили слушателям больше, чем любые слова. Конечно же, раз Ив Монтан так поёт — он наш человек.

К тому же дословный перевод не мог передать настроение песни. Я где-то встретил мысль, что адекватный перевод с любого языка на любой вообще невозможен. Слова любого языка обрастают ассоциациями и передать их с дословном переводе не удаётся. Слова у Лемарка получились вполне в соответствии с французским менталитетом. Для француза здесь не было ничего туманного. Поэтому пришлось «войти в образ» французского шансонье и попробовать передать настроение литературно.

Однажды в стране неизвестной
Я в город какой-то попал,
Ни друг, ни знакомый, для всех иностранец,
На улице шумной стоял.
Но вдалеке я вижу вдруг —
Какой-то парень улыбнулся мне как друг.
Он обернулся, проходя своей дорогой,
И потерялся в толпе вокруг.
А толпы людей, как обычно,
Шумели вокруг безразлично.
И только улыбка того человека
Согрела надеждой меня.
Он не сказал ни слова мне,
Но теплым взглядом объяснился он вполне.
Слова любые не смогли б сказать так много
Как та улыбка в чужой стране.
Далёкий друг, мне не узнать
Где ты живёшь и как тебя я должен звать.
Но я запомнил теплоту твоей улыбки,
И взгляд твой жив во мне опять.

Я был уверен, что понял всю песню правильно. Здесь не было никаких двусмысленных выражений, или сказанного между строк. Песня вполне хороша и «задумчивый голос» Монтана как нельзя лучше подходил к ней. Но, тем не менее, оставалась некая неопределённость, не дающая покоя. Голос французского народа должен был петь нечто другое. На уроках литературы в школе подобная поэзия преподносилась нам как декаданс, чуждый советскому строю. А Монтан, тем не менее, был официальным «голосом французского народа».

Вторая песня оказалась ещё более далёкой от русского варианта  — «Одинокой гармони». Красавец май в ландышах, праздник, бантик на груди и всеобщее счастье. Певец влюблён в май. Однако время пройдёт и вот конец истории: май ушёл и его больше не будет. Но он вернётся в снах.

Таково было впечатление от песни на слух. Правда, были непонятные слова, из-за которых вся строка выпадала из понимания, но в целом — та же тема: всё проходит, воспоминания остаются в нас. Не более идейная песня, чем первая. Но в конце концов, «Одинокая гармонь» тоже про любовь, да ещё и неизвестно к кому.

Через несколько дней получил от Николая печатный текст песни:

Joli mai, c’était tous les jours fête
Il était né coiffé de muguet
Sur son coeur il portait la rosette
La légion du bonheur joli mai.
On l’a gardé le temps de le croire
Il est parti pendant qu’on dormait
Emportant la clé de notre Histoire
Joli mai ne reviendra jamais.
Joli mai notre amour était brève
L’été vient qui mûrit le regret
Le soleil met du plomb dans les rêves
Sur la lune on affiche complet.
Joli mai tu as laissé tes songes
Dans Paris pour les enraciner
Ton foulard sur les yeux des mensonges
Et ton rouge dans la gorge de l’année.

Все слова стали ясны. Однако, общий смысл стал слегка загадочным. Например:

«Il est parti pendant qu’on dormait Emportant la clé de notre Histoire» – «Он [май] ушёл когда спали, унося ключ нашей Истории».

Почему История с большой буквы?

«Le soleil met du plomb dans les rêves» — «Солнце помещает свинец в мечты». Что это за странная аллегория? Мечты становятся тяжёлыми? Или свинец в данном случае означает пломбу, то есть Солнце препятствует мечтам? А может быть свинец в данном случае означает пулю: Солнце убивает мечты? Все три значения допустимы при переводе с французского.

«Ton foulard sur les yeux des mensonges Et ton rouge dans la gorge de l’année.» — «Твой платок на глазах обманов И твой красный цвет в горле года». А это что — вообще диагноз ОРЗ для года? Абракадабра.

Ну хорошо, слово «год» по-французски имеет женский род — une annee, слово gorge (горло) по отношению к женщине может принимать значение «грудь», но остаётся предлог «в»: «И твой красный цвет в груди года». Если в горло ещё можно заглянуть, то в грудь уж никак, какой красный цвет может быть в груди?

Песенка оказалась не совсем простой. Хотя, особо заумной в конце концов оказалась только последняя строка, смысл всего остального более или менее стал понятен после долгих размышлений. К сожалению, мне не удалось самое простое в этом случае. У меня есть знакомый во Франции, конечно я сразу попросил его помощи, чтобы понять смысл песни. Но… француз не ответил ни на первое, ни на второе письмо. Возможно, он просто отсутствовал дома, был в отъезде.

Написал дословный перевод и отправил на консультацию к моему канадскому приятелю, который говорит по-французски всю жизнь.

Красавец май, это было все дни — праздники
Это было создано прическами из ландышей
На своём сердце он носил бант
Легион счастливых красавец май.

Канадец в целом не возразил против моего перевода. Исправил только одну строку. У меня было написано: «На Луне объявляют аншлаг» (Sur la lune on affiche complet), его вариант был: «На Луне объявляют конец распродажи». Не сказал бы, что это принципиально, особенно учитывая, что «аншлаг» тоже означает «все билеты проданы».

Но последняя строка… Приятель написал: «Виктор, я думаю нужно быть французом от рождения, чтобы понять эту строку. Для меня это не имеет никакого смысла.» Ну надо же было поэту такое написать.

Ладно, раз общий смысл оказался более или менее ясен, можно было приступать к литературному переводу. Конечно, была какая-то недосказанность, что-то скрытое от меня, несмотря на полностью понятные слова, но, возможно, это естественно, я же всё таки не француз.

Ну что ж, будет не совсем хороший перевод, вероятно в оригинале поэт сказал лучше, я же, наверное, использую менее яркие образы.

Майских праздников дни приходили
С белым ландышем в косах подруг,
Красный бант возле сердца носили,
Легионы счастливых вокруг.
Это время безудержной веры…
Но никто не заметил когда,
Ключ истории был вдруг потерян.
Май красавец ушёл навсегда.
Ах как жаль, что любовь не вернётся.
Нынче летом не радости ждут.
Солнца свет вдруг свинцом обернётся,
При луне все надежды уйдут.
Ты остался в парижских каштанах
Только снами, попробуй найди
Твой платок, что прикроет обманы,
Алый отблеск на женской груди.

Амур… Тужур… Опять никакого французского народа? Вот только бант на груди, похоже на символ Первомая. Но даже нигде не сказано, что он красный. Сказано «la rosette» — розетка, бант, орденская лента.

Отправил перевод Николаю. Вроде всё красиво, но вот не нравится мне. Даже не то, чтобы не нравится. Ощущение какое-то, что там совсем не о том. Может быть правда надо быть французом, чтобы понять? Или хотя бы историю французскую, традиции знать получше .

И вдруг перед Новогодними праздниками объявляется мой знакомый из Франции. После взаимных поздравлений прошу помощи. Посылаю слова и через несколько дней получаю совершенно неожиданный ответ. Не цитирую, привожу только смысл.

Француз сказал, что возможно эта песня никакого отношения к Монтану не имеет и у меня неверная информация, потому что он просмотрел все доступные альбомы с репертуаром Ива Монтана и даже пробовал искать в Интернете. Информация отсутствует, в репертуаре Монтана такой песни не было. Это шок номер один.

А вот шок номер два. Мнение француза таково, что песня была создана в память о революционерах Парижской Коммуны расстрелянных в мае 1871 года.

В подтверждение этой мысли он попробовал раскрыть смысл некоторых строк, явно аллегорических.

la rosette [la Legion du bonheur] — очень напоминает la Legion d’honneur (орден Почетного Легиона), тогда получается «орденская лента Легиона Счастливых». Так поэт мог назвать ленту которую носили на груди участники Коммуны.

«Histoire» — История с большой буквы. Это История Франции, а вовсе не история любви.

«Le soleil  met du plomb dans les reves» (Солнце помещает свинец в мечты) — вероятно свинец в данном случае означает именно пули, которые убили мечты о всеобщем счастье.

«Ton foulard sur les yeux du mensonge» (твой платок на глазах обманов) — наверняка речь идёт о платке, которым завязывали глаза перед расстрелом.

В этом свете песня стала читаться совершенно по-другому. Слова остались те же, но… Была безобидная песенка про майскую любовь, немножко грустная. А когда все аллегории раскрылись, получилась трагедия — песня о расстреле Парижской Коммуны.

Последняя строка всё же осталась не понятой. Только какие-то смутные ассоциации, которые и словами-то выразить нельзя. Француз объяснить это не смог, попытался, но не стал продолжать. А теперь, ну-ка попробуй перевести все эти аллегории. Слова кровь не говори, слова расстрел не произноси, но сделай так, чтобы всем ясно было, о чём речь.

Я допереводился до головной боли, но, кажется, что-то получилось. Я даже смысл последней строки уловил, если коротко — речь идёт о годе, обагренном кровью. Вот так сложились слова в окончательном варианте:

Майский ландыш в прическах любимых,
Вечный праздник нам Май обещал.
Красный бант Легиона Счастливых
Самой главной наградою стал.
Было время безудержной веры,
И никто не заметил, когда
Ключ Истории был вдруг потерян.
Май — красавец ушёл навсегда.
Насладиться нам счастьем не дали.
Летний зной всё спалил до конца,
Солнца пули мечты оборвали,
И Луна остудила сердца.
Май, мы вспомним в Париже порою
Сны и радость и злую беду
Твой платок, обернувшийся тьмою
Для счастливых в багровом году.

Казалось бы, я должен быть доволен. Теперь нет ощущения недосказанного, всё на своих местах. Как оказалось, советская цензура тоже должна была быть довольна Монтаном, одна такая песня могла стать ключом, открывающим советскую эстраду перед певцом.

Но загадка песни осталась. От кого скрывал поэт Французскую Историю? Франция гордится историей Парижской Коммуны. В Советском Союзе Парижская Коммуна всегда была примером революционной борьбы и героизма.

И почему эта песня неизвестна во Франции?

PS. Я послал моему знакомому звуковой файл с песней «le Joli mai» в исполнении Ива Монтана. Виктор Печак, Москва»

Война за независимость Алжира

Теперь, наша версия. Издалека.

Итак: Алжир был частью Франции. Так учили детей в их школах. И не только Алжир входил в Четвёртую Французскую республику, учреждённую конституцией 1946 года. Кстати, это и год создания нашей песни.

На схеме светлозелёным цветом обозначены земли, входившие по состоянию на 1946 год в состав Четвёртой Французской республики
На схеме светлозелёным цветом обозначены земли, входившие по состоянию на 1946 год в состав Четвёртой Французской республики

В ходе Второй мировой войны в Алжире усилились требования автономии или независимости. 8 мая 1945 года, в день завершения войны в Европе, состоялась массовая демонстрация в Сетифе, организованная алжирскими националистами. После того, как французский полицейский застрелил 26-летнего Бузида Сааля за то, что он нёс алжирский флаг, демонстрация переросла в беспорядки, которые охватили и другие населённые пункты. Считается, что всего в ходе волнений погибло 102 европейца и еврея. Колоны и французская армия ответили на это бойней с применением артиллерии, танков и авиации. Репрессии продолжались несколько месяцев и унесли жизни тысяч алжирцев.

Трупов было настолько много, что их зачастую не могли захоронить. Их бросали в колодцы, сбрасывали в пропасти в горах Кабилии.

Известный французский адвокат Жак Верже в интервью в документальном фильме «Адвокат террора» говорит, что самые минимальные оценки — 10 тысяч погибших, но, в соответствии с оценками американского посольства, было убито 45 тысяч человек. Эти события известны как Алжирское восстание 1945 года. После этого в стране установилось внешнее спокойствие, но совершённые французами 8 мая зверства не могли быть забыты, как и то, что французское правительство по-прежнему игнорировало самые скромные запросы алжирцев. Больше всех против каких-либо реформ выступали колоны.

  • Колоны. На территории Алжира проживало около миллиона французских колонистов (известных как франкоалжирцы, колоны или пье-нуары — «черноногие»), которым принадлежало 40% обрабатываемых алжирских земель. У колонов были самые плодородные и удобные для обработки земли. Рабочие-алжирцы получали меньшую заработную плату, чем пье-нуары, даже на одинаковой работе. 75% алжирцев были неграмотными. Несмотря на такое неравноправие, коренное население и колоны долгое время жили в мире. Колоны были консервативны; они считали себя строителями современного Алжира и относились к этой земле, как к своей родине — многие из них действительно родились и прожили здесь всю жизнь. Можно сказать, что Алжир был переселенческой колонией при сохранении туземного большинства, сродни ЮАР. 87% алжирцев имели гражданство Французского Союза, но не имели французского гражданства, соответственно не могли занимать высокие государственные посты, служить в некоторых государственных учреждениях и органах.

Война в Алжире началась в ночь на 1 ноября 1954 года, когда отряды повстанцев атаковали ряд французских объектов. Французское правительство ответило на это отправкой в страну новых воинских подразделений, в дополнение к уже расквартированным здесь. В начале 1955 года генерал-губернатором Алжира был назначен Жак Сустель, который планировал провести ряд реформ, направленных на увеличение благосостояния алжирцев.

Надо сказать, что момент для начала восстания был выбран достаточно удачно. В течение предыдущих полутора десятилетий Франция пережила унизительную капитуляцию 1940 года, оккупацию и разруху, непопулярную колониальную войну в Индокитае и катастрофическое поражение при Дьенбьенфу, произошедшее буквально за полгода до начала алжирских событий. Только что были потеряны индокитайские колонии; наиболее боеспособные войска всё ещё находились в Юго-Восточной Азии, ожидая эвакуации. Но в тот мемент и сам ФНО (Фронт национального освобождения) был очень слаб. Его военные силы в начале восстания состояли, по разным данным, всего из 500—800 полноценных бойцов (маджахедов), и даже при такой малочисленности испытывали дефицит в оружии.

На протяжении всей войны с алжирскими партизанами метрополия использовала всё богатство старых и новых методов.

  • Квадрильяж — страну поделили на районы (квадраты), каждый из которых был закреплён за определённым подразделением, отвечавшим за местную безопасность оккупантов;
  • вертолёты — в Алжире впервые в истории войн для переброски подразделений были широко использованы вертолёты; концепция аэромобильности была проанализирована американскими военными и десятилетие спустя нашла применение во Вьетнамской войне;
  • политика по работе с мирным населением;

Численность воинского контингента на период войны составляла 1954 — 75; 1955 — 180; 1956 — 400 тыс чел. Последняя цифра является пиковым значением военного присутствия.

Повстанцы отвечали следующими мерами:

  • партизанская тактика — нападали на армейские конвои, небольшие гарнизоны и посты, взрывали мосты, уничтожали линии связи;
  • идеологическая война — детям запрещали посещать французские школы, простых жителей заставляли отказываться от употребления алкоголя и табака, тем самым вынуждая подчиняться нормам шариата, а заодно, нанося удар по определённому сектору французской экономики. Подозреваемых в сотрудничестве с французами убивали;
  • резня — убийства «черноногих».

В 1958 году во Франции произошли значительные политические события, спровоцированные шедшей уже четвёртый год Алжирской войной. США и Великобритания, стоявшие за кулисами освободительного движения, создали условия, при которых правительство Франции ушло в отставку.

Тем временем, колоны в Алжире с раздражением следили за кризисом в метрополии. Когда 13 мая премьер-министром был назначен Пьер Пфлимлен, который, как предполагалось, мог начать переговоры с ФНО — это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения как колонов, так и ряда французских генералов. Проходившая в тот же день в Алжире демонстрация в память об убитых партизанами в начале мая солдатах переросла в беспорядки. Был сформирован так называемый Комитет общественной безопасности, во главе которого стал генерал Рауль Салан. Комитет потребовал принять новую конституцию Франции и сделать премьер-министром Шарля де Голля. Фактически, это был путч. Мятежные генералы планировали в случае отказа от выполнения их требований высадить парашютный десант в Париже.

К этому времени де Голль, ставший в годы Второй мировой войны национальным героем Франции, уже некоторое время находился в политической тени. Он не был причастен к решениям правительства по индокитайской и алжирской проблеме и оказался приемлемой фигурой для всех сторон. Его личная позиция была на стороне объективных процессов истории, поэтому, не прекращая войны, он взял курс на её сворачивание.

16 сентября 1959 года де Голль выступил с речью, в которой впервые признал право алжирцев на самоопределение.

1960 год стал «годом Африки» — 17 стран континента получили независимость, но Алжира среди них не было. Война продолжалась, хотя уже и не с такой интенсивностью, как раньше.

19 марта 1962 года были подписаны Эвианские соглашения, завершившие войну и открывшие Алжиру путь к независимости. На апрельском референдуме 91% французов высказались в поддержку соглашений.

По подсчётам французских историков в войне погибло 400 тысяч алжирцев (3% населения), число равное пиковому количеству войск метрополии. Франция потеряла погибшими около четырёх тысяч «черноногих» соотечественников.

Возвращение к музыке

Кинодокументалист Крис Маркёр вышел в первый мирный месяц май на улицы Парижа и отснял несколько часов интервью с его жителями. Через год этот материал воплотился в двухчасовой фильм. Визитной карточкой к фильму «Красавец Май» («Le Joli mai») стала песня на музыку Бориса Мокроусова в исполнении Ива Монтана

Однако, как следует из разбора Печака, фильм во Франции мало кого заинтересовал, а Монтан песню больше нигде не исполнял (вероятно, чтобы «костюм не помяли»). Достоверности ради, стоит указать, что, в примечаниях к разбору, Печак добавил информацию о фильме, не делая выводов.

Политическая кукла — Ив Монтан

Немного отвлечёмся от разбора текстов, чтобы порассуждать об их исполнителе. Иво Ливи (настоящее его имя) родился в семье итальянского коммуниста и католички, эмигрировавших во Францию после прихода фашистов к власти в Италии. Видимо, это послужило будущему кумиру миллионов прикрытием при создании образа «поющего пролетария», поскольку, сам он, в партиях никогда не состоял. Вернее, состоял в многочисленных краткосрочных партиях с известными красотками «высшей пробы».

В 1950 году Монтан подписывает, инициированное французской компартией, Стокгольмское воззвание о запрещении ядерного оружия, участвует в других акциях с позиций, близких коммунистическим, чем зарабатывает первые очки в Политбюро ЦК ВКПб (КПСС).

Его приезд в СССР в 1956 году был заявлен, как признание венгерских событий. За это он был удостоен песни «Когда поёт далёкий друг» на музыку всё того же Мокроусова в исполнении апробированного Бернеса

Второй и последний раз Монтан приезжает на Московский кинофестиваль в 1963 году.

Тогда он и исполнит две песни Мокроусова с оригинальным французскими текстами. Выполняя волю политических заказчиков, в 1970 году Монтан снялся в фильме осуждавшем ввод войск в Чехословакию. Естественно, что после этого он был запрещён к вещанию в Советском Союзе и даже был такой слух, что приехав с кинофестиваля он широко рекламировал советское женское нижнее бельё. А это, надо вам напомнить, были однотипные конструкции не французских размеров. С тех пор до конца жизни он уже не выбирался из «гнёздышка» либеральных взглядов, что, по сути, не было двуличием.

Старая-старая сказка о любви русского и французского народов

Так о чём же песня «красавца ласкового мая»?

О том, на наш взгляд, что лишившись головы, по волосам не плачут. Те, кто боролся с фашизмом, радовался маю сорок пятого, а кто не боролся (Франция, как буржуазное, либеральное государство) в те же дни мая начали многолетнюю войну в подтверждение своих, ранее завуалированных, фашистских взглядов. Всё будто бы закончилось маем, но закончилось ли? Если посмотреть фильм Маркёра, то очевидно, что парижанам не было дела до гибели алжирцев, а беспокойство их касалось лишь собственного бытового благополучия. Не усваивая уроков, Франция и по сей день спускается в круги, начертанного другими, ада. Но нравственный выбор стоит перед каждым конкретным человеком. И первый выбор, для человека, услышавшего голос своей совести, звучит примерно так: «Я часть толпы или чего-то другого?»

Что же это за феномен — русско-французская дружба?

Медаль «Русско-французская дружба»
Медаль «Русско-французская дружба»

Считаем, что в первую очередь это «дружба» против кого-либо. С конца восемнадцатого века «дружба» по масонским каналам против самодержавия. В начале двадцатого столетия — «дружба» государств в блоке «Антанта», при Ленине и до 1929 года («Академическое дело»), реставрация «дружбы» по масонским каналам. Об этом периоде читайте  статью «Тарле и Сталин. Сотворение советской исторической науки».

https://analitikishkola.ru/stati/tarle-stalin/

И как «слово не воробей», так и научные разработки двадцатых годов послужили фундаментом для более поздних легенд о «нашей дружбе». Простые же представители народов смогут дружить, если за песней услышат… музыку.

Заключение

Если говорить о Мироздании, базируясь на информации, полученной от органов чувств, то возможно прийти к выводу, что мир соткан из вкусов, запахов, цветов, звуков. Гамма цвета состоит из семи цветов, гамма звуков — из семи нот, вкусы и запахи не имеют, в широком представлении, семеричного спектра. Поэтому о вкусах не спорят, о запахах тоже есть много славных поговорок, о цветах расскажем вам в другой раз и только заметим, что: музыке — внимают. Или, как говорит пословица (ветхозаветная): у человека есть три друга — это уши и сердце. Как нам понимается, все слышат одни и те же звуки, а индивидуальное сердце их различает. Каждый чувствует то, на что отзывается его сердце. Поэтому, как слепили дешёвую фальшивку, про «далёкого друга», который другом нам не был, должно не различив своего голоса и получили вполне ожидаемый посылу ответ; так же, как не удалось испортить чуждыми нам словами музыкальный шедевр «Одинокой гармони». Здесь уже, и слова, и музыка — один гармоничный ряд. А ведь за каждым этим явлением в отдельности, будь то слово или мелодия, кроется неохватное море человеческих мыслей, эмоций, переживаний.

«В начале было слово» и слово было музыкой, можно так сказать.

Ранее мы писали, что Мокроусов использовал в качестве мелодической основы широко бытовавший на фронте напев. Остаётся догадываться, что это была солдатская мечта о мире, тишине и Любви, выраженная через музыку. Только к этим дарам нельзя приблизиться, не обретя их ценность внутри себя. Подводя итог всему выше сказанному, вспомним слова песни:

«Словно ищет в потёмках кого-то
И не может никак отыскать».

Как тут не вспомнить чудака Диогена, ходившего днём с фонарём, не в силах отыскать кого-то? Так кого же? ЧЕЛОВЕКА.

Материалы:

  • http://mokrousov.samnet.ru/histsongs/dve_pesni.htm
  • https://naiwen.livejournal.com/737740.html

Иллюстрации:

  • https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/2/22/Fourth_french_republic.png
  • http://www.norma40.ru/images/chords/odingarm-03.jpg
Подписывайтесь и распространяйте!
Tumblr
Мы на КОНТе
Поддержка SKIES
Афтершок
Blogger
ЖЖ
Яндекс Дзен

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*